Иоанновский ставропигиальный
женский монастырь
официальный сайт г. Санкт-Петербург

Ведущие духовную жизнь видят сердечными очами, как кознодействует диавол, как руководят Ангелы, как Господь державно попускает искушения и как утешает.

Св. прав. Иоанн Кронштадтский "Моя жизнь во Христе"

О послушании. Старец Ефрем Катунакский

Старец Ефрем Катунакский (1912–1998) — один из известнейших афонских подвижников XX столетия, ученик старца Иосифа Исихаста. Еще при жизни он получил широкую известность как подвижник, стяжавший благодатные дары от Господа. Это был истинный ученик Христов – носитель богодухновенного святоотеческого предания.

Старец Ефрем прожил на Святой Горе 65 лет (42 года послушником) и всей своей жизнью прославил святое послушание, явил его своим личным жизненным опытом, во всей глубине и полноте. Поэтому не случайно, что именно он, столько лет подвизавшийся в послушании, так многого укреплял и поддерживал в 80-х годах молодые братства, которые возрождали общежительный устав святогорских монастырей. Ведь краеугольный камень любого общежития – это послушание своему старцу-игумену.

Предлагаем читателям поучения Старца о послушании, которое является основой основ правильного монашеского устроения.

СТАРЕЦ ЕФРЕМ КАТУНАКСКИЙ

Послушание

Одна монахиня мне написала: «Батюшка, мы слышим, — что турки скоро придут, и не знаем, что нам делать».

— А! Послушай, дорогая моя, — говорю я ей, — у тебя нет послушания, потому что, если бы ты имела послушание, тогда бы ты думала так: «Какое мое дело? Как игумения скажет». Там ведь игумения матушка М.? Ну, так вот: как матушка М. скажет. Остальное меня не касается.

Вот это послушание. А если боишься – значит, имеешь свое хотение, свою волю.

__________­­­­­­­­­­­­

Все вы хорошо знаете, что наш старец Иосиф был ис­тинный исихаст и делатель умной молитвы. Но не исихазм и умную молитву он нам преподал в первую очередь, а пре­подал нам послушание, общежитие.

Если вы внимательно проследите по книгам святых От­цов, то увидите, что многие из них достигли святости как бы даже с легкостью: души их освятились без совершения чрезмерных трудов, без необычайного принесения себя в жертву, без исполнения крайних аскетических подвигов. А почему? Они избрали послушание.

Послушание приносит человеку не только телесное бесстрастие, но и духовное.

__________

Исследуйте глубже, откуда исходит послушание. От Триипостасного Божества. Христос говорит: «Я сошел… не для того, чтобы творить волю Мою, но волю Пославшего Ме­ня…» (Ин. 6,38). Отсюда начинается послушание. Поэтому, кто творит послушание, тот становится подражателем Христу!

__________

Я опытом убедился, что послушание превыше молитвы.

__________

Хочешь получить дар молитвы? Хочешь, чтобы, когда го­воришь: «Господи Иисусе Христе», из твоих глаз текли ре­ки слез? Хочешь прожить ангельскую жизнь? Тогда: «Благо­словите», «буди благословенно». Вот что такое послушание!

__________

Человеку немало нужно потрудиться, чтобы не дове­ряться своему суждению. Отлучился твой старец — спроси брата своего, и как он тебе скажет — так и поступи. Уничи­жение собственное — это немалый труд, но иначе ничего не получится. По-другому не выйдет! Если хочешь последо­вать монашескому закону — ступай по этому пути.

__________

Спросили как-то монахини отца Герасима Песнописца:

— Отец Герасим, что значит слепое послушание?

— Я вам отвечу, — говорит. — Вот сказала игумения: «Евпраксия, принеси стакан воды», — ты приносишь, — «Вылей воду», — ты вылила. — «Ах ты, бестолковая, зачем вылила воду!» — «Простите, благословите». Не оправдываешься: «Но ведь вы мне сами сказали вылить воду». Нет, не так. «Бла­гословите», — вот это и есть слепое послушание.

Если не оказываешь такого послушания — не поднима­ешься вверх по духовной лестнице. Видишь, что старец сказал: «Слепое послушание — это когда не оправдываешь самого себя не только по отношению к своему старцу, но и перед братом твоим. И перед братом твоим не оправды­вайся, но всегда имей самого себя ниже и хуже всех».

__________

Тот, кто живет в послушании у своего старца, подража­ет Христу, Который послушлив Отцу Своему (Ср.: Флп. 2, 8). Тогда Бог благословит того, кто Ему подражает.

__________

Если что-либо просите у старца — предрасполагайте ваш помысел. Если старец исполнит просимое, говорите «буди благословенно». Если не исполнит, опять — «буди благословенно». Не настраивайтесь на то, что старец вас послушает, тогда если старец и не исполнит просимое, то вы не будете унывать.

__________

Часто и мы, старцы, может, и делаем какую ошибку; но если ты все исполнишь по послушанию, то для тебя это обер­нется к лучшему, а не к худшему. Никогда послушание «не выйдет боком», потому что оно есть подражание Христу.

__________

Жил в послушании — пойдешь в Рай!

Не живешь в послушании — не можешь умно молить­ся, нельзя причащаться, нельзя служить — ты уготовлен в ад. Вот ведь и Адам, и пророк Елисей и Гиезий: все эти примеры нас убеждают, какие именно добродетели более всего угодны Господу. И другие добродетели содействуют спасению, но ни одна из них не имеет той силы, какую имеет послушание. Поэтому более всего прилежайте в по­слушании.

__________

Я так вам скажу: от нас зависит, чтобы тот свет, кото­рый внутри нас, то есть благодать, мог усиливаться или уменьшаться. Если сейчас благодать в «пять градусов», за­втра можем сделать ее в десять, тридцать, пятьдесят, сто. И от нас же зависит, если сейчас она в «десять градусов», — сделать ее в восемь, пять, три, один… А происходит это от самоотречения, убежденности, благоговения, уважения, которое мы имеем к нашему старцу. От нашего послуша­ния своему старцу этот свет возрастает. Не только старцу, но и друг другу будем оказывать послушание.

__________

Блажен тот брат, который, прежде чем завершит свой на­каз старец или кто из братьев, скажет: «Буди благословен­но». Один из братьев сказал тебе: «Иди сюда, брат, помо­жешь мне». — «Буди благословенно». Последуй этому пути и увидишь, какой мир ты почувствуешь внутри! Какой покой!.. Ну, а если скажешь: «Подожди пять минут, я приду»,-э-э…

__________

Я вам расскажу об одном случае, который мне запом­нился. О том, как человек утверждается в своем помысле, в своем мнении, так сказать, и не желает спросить кого-ни­будь другого.

На Каруле жил один монах, вот как-то он мне и говорит:

— Отец Ефрем, я болен, приди меня причастить.

— Ладно. Приду и причащу тебя, в такой-то день после литургии.

У меня есть такая маленькая коробочка, как вот эта ча­шечка кофе, которая герметично закрывается. Я ее вешаю на грудь, как крест, и спускаюсь вниз, чтобы причастить то­го, кто имеет нужду в этом.

Когда священник разрезает частицы,-берет одну ма­ленькую частицу (как чечевичное зернышко), кладет ее в святую лжицу и опускает в Честную Кровь. Так соединя­ются Тело и Кровь. Затем идешь и причащаешь брата, ко­торый тебя об этом просит.

Отслужил литургию. Когда я закончил потреблять, тог­да вспомнил, что забыл взять частицы со святого дискоса, чтобы положить их в Дароносицу, ну и обагрить их [т. е. пропитать Кровью Христовой]. Забыл. Что поделаешь, я ведь тоже человек, забываю. «Брат, — говорю, — потерпи не­много, я забыл».-«Хорошо».

Извещаю его опять, что в такой-то день буду служить, но уже внизу на Каруле. «Отслужу и там же тебя прича­щу». Он мне говорит: «Все же возьми Дароносицу с собой. Если увидишь меня в церкви, тогда я там и причащусь, а если меня нет, значит я не смог, и тогда придешь причас­тить меня в мою каливу».-«Буди благословенно».

Отец Ефрем, — говорю я себе, — ну-ка собери мозги хо­рошенько, потому что сейчас их явно тебе не хватает. Ну вот, служу я, на антиминс кладу Дароносицу-коробочку, чтобы иметь ее на виду, когда положу частицу. Заканчиваю. Потребляю Дары. Ну, бестолковый какой, опять забыл! Да что ж это такое, что это за напасть такая!

— Брат, прошу прощения, опять забыл. Буду служить у себя, наверху, специально приду на Карулю, чтобы прича­стить тебя. Возьму на себя этот труд — спуститься вниз опять, потому что вижу — совсем мозги я растерял.

— Хорошо.

На литургии кладу Дароносицу на антиминс, чтобы ее видеть. Смотрю на Дароносицу, потребляю, и-ничего!

Помяни мя, Господи, да что же такое со мной! Да что же такое случилось со мной! Что тут скажешь? Ну, раз так, тог­да я беру ту Дарохранительницу, где мы храним засушен­ные частицы. В Великий Четверток мы засушиваем части­цы как сухарики. Достаю, значит, ее, расстилаю антиминс, открываю коробочку. Подвожу лжицу снизу, чтобы достать одну частицу, и поддеваю. Не поднимается Святой Хлеб! Надавливаю. Не поднимается! Что такое происходит? Вдруг подскакивает Святой Хлеб (хорошо, что упал на анти­минс) — еще немного и упал бы вниз. Испугался! Может, ду­маю, частицы приклеились к муссе (муссой называется морская губка, которую утрамбовали, и она стала круглой, как камень, и на нее сверху кладем частицы, потому как, ку­да бы ты ни положил частицы, губка впитывает влаж­ность) ( Так делается в Греческой Церкви (Константинопольской и Элладской). В Русской губка не используется).

Посмотрел на частицы — все в порядке, они свобод­ны. А! Значит, брат имеет препятствие! Вот поэтому я, как служащий, все время забываю его просьбу. Потому что у не­го есть какое-то препятствие. Ладно, беру Дароносицу и спускаюсь вниз. Причастил его, а потом говорю:

— Отче, хочу сказать тебе один помысел, как твой брат и в большей степени,-как священник.

— Что ты хочешь мне сказать?

— Поисповедайся.

— Три раза исповедался, — отрезал тот.

— Послушай, брат мой, может, что-то забыл.

— Нет,-говорит,-ничего у меня нет. Три раза испове­дался.

— Ах так! Тут я уже не выдержал. Его поведение, его сло­ва меня возмутили. Так разговаривать! Я стараюсь ради пользы твоей душевной… Человек же ты, мог что-то и за­быть, как тот монах, что жил наверху, куда потом пришел старец Паисий. Он был из деревенских, и когда пришел час смерти, он никак не мог испустить дух, только все время видел диавола. Тот, кто обслуживал монаха, говорит:

— Видишь демона?

— Да, это демон.

— A-а, отец, — говорит, — это у тебя неисповеданный грех. Спроси демона, что за грех у тебя.

Умирающий спросил.

— Не испустишь духа, — ответил демон.

— Почему не испущу духа, проклятый демон?

— Потому, что у тебя грех неисповеданный.

— Какой грех?

Демон не может ему ответить:

— Ой, Мария, — потом говорит, — меня вынуждает. (С Пресвятой у него вражда, демоны Ее Марией называют.)

В конце концов диавол ему напомнил, что тот монах был когда-то женатым, и те дети, которые рождались, умирали. И когда был последний ребенок, он пошел к одному магу, и тот ему наколдовал. Вот это и было не испо­ведано монахом. Монах поисповедался, затем упал — и ис­пустил дух.

— И ты, отец, тоже человек, тоже что-то забыл. Он «три раза исповедался»! Я с ним по-хорошему говорю, а он мне… «Отец, — говорю, — то-то и то-то происходит».

— Знаешь, что мне говорит помысел? — спрашивает он.

— Что?

— Ты берешь кусочек хлеба, смачиваешь немного вином и приходишь меня причащать.

— Помяни мя, Господи! Такое делать, отец, да зачем мне это? Ну ладно, тебя я могу не уважать, могу не любить, но хотя бы ради труда, который совершаю, спускаюсь к тебе из дому, чтобы причастить тебя хлебом? — говорю ему. — Где же тогда совесть?

Вот что значит — довериться своему помыслу. И каков результат: он стал недостоин причаститься!

Поэтому пусть никто не доверяется своему помыслу. Послушание — это когда на место своих мозгов ставлю моз­ги своего старца. Вот это послушание.

__________

Что есть послушание? Выбросить свой собственный помысел и слушать, что тебе скажет твой старец.

__________

Монах: Я хочу спросить — это касается моего личного опыта, как бывает со мной. После повечерия в монастыр­ской гостинице мы стираем простыни, развешиваем, и не­которые из братьев их собирают. Я из тех, кто снимает про­сохшие простыни в сушилке. В тот вечер, когда я иду со­бирать простыни, потом я долго не могу заснуть, чего не бывает в другие дни, потому что внутренне я разбалтыва­юсь, и сна нет. И так нарушаю свой распорядок, програм­му и сильно расстраиваюсь потом.

Старец (не расслышал): И сильно, что…?

Монах: Ну, то есть я послушание исполняю с готовно­стью, с желанием хожу и собираю простыни, но одновре­менно знаю, что не смогу сразу же заснуть и встать рано, чтобы полностью совершить монашеское правило. И сожа­лею об этом. Эта печаль как-то излечивается?

Старец: Излечивается. Дело в том, что ты не положил в основу послушание. Я не смотрю на молитву, а смотрю, как мне жить в послушании. Братья тебе сказали: „Соби­рай простыни”. Буди благословенно. А Богу все возможно: сейчас ты сокращаешь свою молитву, собирая простыни, ну скажем, на полчаса, а когда ты пойдешь молиться, Господь даст тебе, за твою самоотверженность и исполненное послушание, двойную благодать. Если ты молился, к приме­ру, ночью три часа и находил благодать, скажем, в „десять градусов’, то сейчас ты думаешь, что не насытишься молитвой, потому что сократил ее время до двух с половиной часов? В большей степени насытишься, потому что зало­жил основание монашеского жития, монашеского закона.

Мы пришли сюда жить в послушании, а не творить молит­ву. По-слу-ша-ни-е!

Монах: Я верю в это, но есть какое-то опасение, кото­рое мне все портит.

Старец: Борись с этим и победишь себя. Победишь са­мого себя.

__________

Вот на днях была память пророка Елисея. Пророк Илия был поставлен помазать, по преемству пророческого дара, пророка Елисея. Помазал. Теперь пророк Елисей, по пре­емству, должен был оставить Гиезия. Но разве Гиезий ока­зал послушание? Нет. Когда удалился Нееман Сириянин, Гиезий пошел за ним,- вы знаете эту историю (4 Цар. 5, 20-27),-и говорит:

— Старец послал меня, чтобы ты мне дал часть одежд.

— Возьми.

— И золото.

— Возьми и золото.

— И виноградники.

— Возьми и виноградники.

Он взял, и Нееман ушел. Гиезий вернулся и пошел к своему старцу. Все, что он взял, спрятал, чтобы не увидел старец. Какое помрачение! Он думал, что может спрятать­ся от пророка. Гиезий, однако, пошел и спрятал все!

— Где ты был? — спрашивает его Елисей.

— В таком-то месте.

— Что делал?

— У меня была работа.

Правду сказал? Первое предательство было, когда со­лгал Нееману (думал, что спрячется от своего старца). Второе предательство — когда скрыл и не сказал, где был. Опять-ложь. Тогда говорит ему пророк: «Я был там (ду­хом), когда ты брал одежду». Третий раз пророк призвал его к покаянию. Но тот не сказал: «Батюшка, прости меня, я впал в искушение». Ну, тогда, говорит, получай и проказу Неемана.

Три раза призывал пророк его к покаянию, и каждый раз — безрезультатно. Что выиграл Гиезий? И пророческий дар потерял, и здоровье. И какая ему выгода от виноград­ников и полей? Когда человек здоров — всем он доволен, а когда больной, то — ничего не хочу, ничто меня не радует, потому что я болен. А что унаследовал? Проказу! Так и ос­талось выражение «проказа Гиезия» — не Неемана, а Гиезия.

Где мы сейчас живем, чуть выше живет в своей каливе Святых Архангелов старец Гедеон. Там раньше был один послушник, который ухаживал за старцами, жившими там еще до Гедеона. Он был когда-то женат, но жена развелась с ним, так как он бесновался. Потом оказался в Дафни (Дафни — психиатрическая лечебница в Афинах) и в конце концов попал на Святую Гору. По крайней мере, пойду, говорит, ду­шу свою спасу. Буду жить в послушании.

Пока оказывал послушание старцам, демон не появлял­ся. Ночью ходил вниз, на соляные разработки, и возвращал­ся при луне. Во время оккупации ходил собирать соль, что­бы отнести ее в Керасьи (Один из афонских скитов, расположен у подножия горы Афон, по­выше Катунак), в келлии, а себе купить лук, или картофель, или фасоль. И ничего с ним плохого не случа­лось. Однажды сестра его выслала ему из Америки сто дол­ларов, и он положил их в карман. Своеволие. Сразу же объ­явился демон. Тот монах рассказывал нам, что демон говорил ему: «Ты, может, думал, что я выйду из тебя? А разве Христос не говорит — „сей же род изгоняется только молит­вою и постом“ (Мф. 17, 21)? Ты здесь со стариками толь­ко ешь и пьешь. И думаешь, что я выйду?» Цель демона бы­ла вырвать его из послушания. И тогда уж он порешит так, как хочет. «Пойдешь вниз, — говорит, — на соляные разработ­ки, и будешь там поститься, и тогда я выйду».

Замысел демона, конечно, не в этом заключался. Он хо­тел ввергнуть монаха в отчаяние, сбросить в море, довес­ти до самоубийства. И с чего начал демон? С Евангелия. А чем закончил? В конце концов он заставил монаха уйти в мир. Потом уже пришел отец Гедеон.

__________

Покажите мне хоть одного человека, который ушел из монастыря или от старца своего, покинул место своего по­каяния и остался послушником… Все-старцы! Все-старцы!

__________

«Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11, 12). Не сказал наследуют, а восхищают. Если не понудишь самого себя, то не побе­дишь. Нет, не победишь. «Ленивец говорит: лев на дороге, убийцы на площадях» (Ср.: Прит. 26, 13). Вот так. Ни впе­ред, ни назад — потому что он ленивый. Если хочешь обре­сти духовную жизнь — понуждай самого себя. И прежде всего — в послушании.

__________

В Святой Анне жил один старец со своим послушни­ком, который очень часто не слушался своего старца. Слу­чилось это накануне праздника Успения Божией Матери. «Батюшка, — говорит послушник, — пойду, наловлю рыбы. Завтра ведь праздник Богородицы. Что будем есть?» «Ча­до мое, — говорит ему старец, — все наши соседи здесь — ры­баки. Часами рыбачат, а сегодня ничего не поймали. Если бы захотела Божия Матерь, чтобы мы ели рыбу, тогда они поймали бы и нам дали. Не ходи на рыбалку».- «Нет, я пой­ду, может, что поймаю». «Не ходи», — повторяет старец. «Нет, пойду», — упорствует послушник и уходит.

Старец понимает, что послушник его впал в грех не­послушания. А если случится какое-нибудь большое иску­шение? Может, поскользнется и упадет в море? Поэтому старец идет в келлию и молится, тянет четки за своего по­слушника.

А послушник идет к морю, забрасывает донку. Что-то попалось на крючок. Он начинает с усилием вытаскивать. Тут появляется черный-пречерный арап со свирепыми гла­зами, готовый наброситься на монаха. Но какая-то неведо­мая сила сдерживает арапа. Послушник в ужасе убегает. Демон бежит за ним до Святой Анны, до самой его келлии. Тут кричит ему демон: «Эй ты, монах! С того момента, как ты ушел, старец тянет четки за тебя. Иначе я утопил бы те­бя в море. Слышишь! В море бы тебя утопил!» Вот к чему приводит непослушание.

__________

Помню, когда жив был мой старец Никифор, я в чем- то его осудил. Вечером пошел помолиться. Чувствую, пе­редо мной — словно стена, не могу продвинуться в молитве… «Господи Иисусе… Господи Иисусе…» — не идет! Что-то сделал не так, думаю, где-то согрешил. Вспоминаю весь день: куда ходил, что говорил, что делал. Наконец вспом­нил — осудил своего Старца!

Следующий день был воскресенье, и нужно было слу­жить. Что теперь делать? Молюсь: «Боже мой, прости, что я осудил Старца. Согрешил. Прошу прощения». — Без тол­ку! «Ну что же, для меня не будет прощения? Не сущест­вует ,,прости“?» — Без толку. «Но и Петр, Господи, три ра­за отрекся, и Ты простил его. Я же не отрекся от Тебя. Все­го лишь Старца своего осудил. И вот сейчас каюсь. Раска­иваюсь и прошу прощения». — Ничего!

Снова беру четки. Не продвигается молитва! Начал пла­кать, слезы рекой лились. «Боже мой, Боже мой! Нет для меня прощения? Ты же Бог милости и благоутробия. А ме­ня почему же Ты не прощаешь? И преподобную Марию Египетскую, когда она покаялась, Ты простил. Многих грешников Ты простил и новомучеников, которые были отуречены, Ты простил и помиловал. А для меня нет ми­лости, прощения?»

Так протекли три часа. Всю воскресную службу служил со слезами. И только под конец, чувствую, пришла мирность, сладость, радость. Тогда и начала оживать молитва: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя! Господи Иисусе Христе, помилуй мя!» А-а-а, хорошо. Так смог приступить к литургии.

Итак, не столько страшно осудить кого-нибудь чужо­го, сколько осудить своего старца. Горе тебе. Скажем так: осуждаешь Самого Бога.

__________

Как-то раз нам привезли мешок с картошкой, на при­чал, внизу. Послал я одного своего новоначального по­слушника (сейчас его уже нет в братстве). Но он сказал, что устал, и не пошел. Тогда я сам пошел вниз, чтобы принес­ти мешок. Когда спустился, то увидел остановившийся там моторный катер. Я поздоровался, и два господина, которые были на катере, подошли ко мне. Это были профессора, из университета. «Батюшка, — спрашивает один из них, — мо­жет, знаете отца Ефрема, который живет там, наверху?» «Это я», — отвечаю. Тогда тот говорит: «Батюшка, вы, монахи, воистину блаженны, потому что вы наилучшим об­разом осуществляете христианскую жизнь».

Когда я вернулся домой, то рассказал своему послуш­нику о встрече с профессорами. А он мне и говорит доволь­но-таки нагло: «Ну да, когда они сюда приходят, ты их выгоняешь, а когда сам спускаешься вниз и встречаешь их, то хвалишь». — «Что поделать, так уж получилось… Ну ладно, давай пойдем в келлии, помолимся часок по четкам». Ког­да закончили, он приходит ко мне и спрашивает: «Сколько четок ты прошел?» — Отвечаю. «И это за целый час? А я го­раздо больше и мог бы еще…» И говорит это с бесстыдст­вом и дерзостью. Я ничего не сказал; пошел, расстроенный, в свою келлию и чуть было не плакал из-за своего чада.

Пошел спать и послушник мой. Где там ему заснуть! Сильнейшие бесовские наваждения. Прибегает весь перепу­ганный в мою келлию и говорит: «Батюшка, то-то и то-то со мной происходит. Спаси меня». Тогда я сказал ему: «Это про­исходит со всяким, кто дурно ведет себя со своим старцем и печалит его». Прочитал я над ним молитву, и все у него про­шло, все это наваждение. Он ушел и заснул спокойно.

__________

Спустя годы приходит «различительное» послушание. Но в том возрасте, в каком вы сейчас, вы все должны иметь слепое послушание. Помните, что говорит святой Иоанн Лествичник? Пошел старец сперва к новоначальному мо­наху, потом — к другому, который монашествовал уже лет 10-15. Говорит новоначальному:

— Пой песни.

— Благословите, — и поет.

— Пой, — говорит он другому.

— Простите, — отвечает тот.

И тот и другой правильно поступили. Не будет считать­ся непослушанием ответ второго монаха старцу. А для пер­вого это было бы непослушание, потому что он еще про­ходит искус. Новоначальный должен пройти через колесо­вание на пути неразличительного, т. е. слепого, послуша­ния. Никаких рассуждений — только «благословите».

Когда пройдет 10-15 лет, наступает пора «различитель­ного» послушания, которое есть результат послушания слепого, безоговорочного.

__________

Если ты будешь внимателен, то заметишь, что Христос сначала молится Отцу, а потом приступает к чудотворению.

__________

Продолжение следует

Вверх ↑

https://www.imonspb.ru

Адрес монастыря
Санкт-Петербург, наб. реки Карповки, 45
Проезд: ст. метро "Петроградская"
Телефон: +7-812-234-24-27, 234-60-95, 234-28-65
Подробнее →

Адрес подворья
188653 Ленинградская обл., Всеволожский р-н, п.Вартемяги, Токсовское шоссе, 5.
Проезд от станции метро «проспект Просвещения».
Подробнее →

Паломникам >>